Почему вполне реально введение военного положения в этом году

Depo.ua продолжает отслеживать ситуацию вокруг войны в Донбассе. В последние дни нельзя было не обратить внимание на осторожные, но довольно громкие новости о возможных кардинальные изменения в том, что у нас на официальном уровне принято называть антитеррористическая операция, или АТО.

Так буквально вчера в ходе Международной конференции по безопасности в Киеве заместитель министра обороны Украины Игорь Павловский заявил, что в случае эскалации вооруженного конфликта Украина готова объявить военное положение. При этом он отметил, что "не исключается эскалация конфликта".

"На сегодняшний день в случае развития конфликта на востоке Украины, в случае введения военного положения, ВСУ, подтянув подготовлен резерв, полностью в состоянии выполнить требования руководства государства в части подтягивания и развертывания для полного применения. Здесь проблем нет", - сказал Павловский .

В тот же день, но чуть раньше, представитель Украины в подгруппе по безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук заявил, что указ о введении военного положения в Украине через российскую агрессию уже подписан президентом Петр Порошенко.

"Введение военного положения - это очень острая, ответственная и сложная процедура, но помним, что президент Порошенко, когда эта критика звучала, сказал, что закон есть и указ подписан им. Но мы знаем, что он начинает действовать только тогда, когда его примет Верховная Рада ", - сказал Марчук.

В связи с этим давайте попробуем выяснить: что такое этот военное положение и почему его не вводили раньше.

Википедия пишет, что военное положение - это особый правовой режим, вводимый в стране или в отдельных ее местностях в случае вооруженной агрессии или угрозы нападения, опасности государственной независимости, ее территориальной целостности.

Итак, объявив военное положение, Украина официально перейдет в состояние войны с агрессором, то есть - с Россией в лице ее выкормышей: "ДНР" и "ЛНР". Собственно, горячие головы призывали это сделать еще в 2014-м году - во время или сразу после аннексии Крыма. Но была в этом рациональная целесообразность? Вопрос сложный.

Точные данные о численности и укомплектованность вооруженных сил во всем мире стараются держать в тайне, особенно в ведущих войну. Однако, есть информация, которую скрыть невозможно - действующее законодательство.

Так, если на начало войны в Донбассе согласно закону "О численности Вооруженных Сил Украины" общая численность ВСУ составляла 184 000 человек (из них 139 000 непосредственно военнослужащих), то сейчас согласно того же закона она составляет 250 000 человек (из них 204 000 непосредственно военнослужащих).

Однако это не означает, что именно столько их служит по факту. Это, так сказать, официальная верхняя планка. При этом степень укомплектованности армейских частей военные аналитики оценивают в 60-70%. То есть, по самым скромным подсчетам украинская армия на сегодня должна насчитывать около 123 тысяч непосредственно военнослужащих - тех, кто с оружием в руках готов в бой и защищать ее суверенитет, территориальную целостность и неприкосновенность, как того требует Конституция Украины.

Конечно, не все они несут службу именно в Донбассе и непосредственно задействованы в проведении АТО - всего около 70000, но об этом позже.

Для начала нужно будет вспомнить, что численность украинской армии начало войны составляла не более 98 000 человек, которые были равномерно разбросаны по всей стране и находились в форме, далекой от боевой.

Плюс аннексия Крыма, которая имела место накануне войны в Донбассе, также существенно подкосил численность ВСУ - по данным главного военного прокурора Анатолия Матиос в оккупированном Крым остались 9500 военнослужащих украинской армии.

Согласно опубликованному Генштабом анализа проведения АТО в августе-сентябре 2014-го года, в начале августа 2014-го в АТО было задействовано около 40 тыс. Личного состава ВСУ, в том числе 32 тыс. Военнослужащих и 5,5 тыс. Единиц тяжелого вооружения и военной техники. То есть, около 30% от имеющегося состава.

Что интересно, еще в 2013-м году эксперты Международного института стратегических исследований (IISS) указывали, что из-за провала военной реформы украинская армия способна защищать только "ограниченную территорию", а большое количество советского оборудования требует замены. Но, как оказалось чуть позже, это было далеко не самое страшное, ведь за первый год войны потери украинской армии в вооружении и технике, по подсчетам того же IISS, составляли около 50% от довоенной численности.

Кроме этого эксперты IISS утверждали, что еще по состоянию на начало 2016 боевые возможности ВСУ были низкими из-за неадекватный уровень подготовки и недостаточное количество ресурсов.

Учитывая все эти факторы, становится понятным, почему ни и.о. президента Украины Александр Турчинов, ни президент Украины Петр Порошенко не объявляли военное положение и открыто не вступали в войну с Россией - воевать просто-напросто было никем и ничем.

"На 60-65% военная техника в частях, стоявших на первых рубежах в зоне конфликта, была уничтожена. Нечем было защищаться", - сообщил Петр Порошенко после "Иловайского котла". Как видим, эти цифры почти совпадают подсчетам IISS.

И только с началом 2016 года на вооружение армии стали поступать новые образцы техники, среди которых: броневики, пулеметы, БТРы, беспилотники и минометы. В марте 2016 года президент Петр Порошенко испытал новый БТР-4, а секретарь СНБО Александр Турчинов объявил об успешном огневое испытание корректируемой ракеты украинского производства "Ольха".

Вообще, именно с 2016-го года началось не "латание дыр", а полноценное восстановление украинской армии.

"За последний год мы смогли увеличить численность Вооруженных сил Украины на сто тысяч. Кроме того, сформированы силы специальных операций, в 2016 году получат боевые способности", - сообщил министр обороны Украины Степан Полторак во время выступления на форуме по обороне и безопасности 17 февраля 2016 года. А до конца 2016-го года, как известно, вся армия перешла на контрактную форму существования.

Кроме этого, 23 августа 2016 Порошенко объявил, что за последние два года госконцерн "Укроборонпром" передал для армии более 12 000 образцов военной техники.

Но самой интересной выглядит другая информация. По данным Генштаба, количество бригад и полков в зоне АТО выросла с 8-ми в начале войны до 25 сейчас; батальонов и дивизионов - с 50 до 150; численность личного состава с учетом резервов - с 32 тысяч до 73 тысяч военнослужащих (в полтора раза больше, чем в так называемой армии "Л-ДНР", на минутку).

Ну и нельзя не отметить, что в госбюджете Украины на 2017-й год на обеспечение деятельности ВСУ и подготовку войск предусмотрено 51 млрд 863 млн 388 тыс. Грн., Что больше, чем когда-либо до этого.

Учитывая все это, начинаешь понимать уверенность Игоря Павловского в контексте разговоров о введении военного положения. На сегодня Украина готова к этому значительно лучше, чем в предыдущие годы "гибридной" войны. Да и, собственно, надо же эту войну когда победно заканчивать, а без полномасштабного наступления этого сделать не удастся.

А введение военного положения в ответ на эскалацию конфликта со стороны террористов "Л-ДНР" здесь может послужить хорошим объяснением зачистки временно оккупированного Донбасса для западных партнеров.

Но была в этом рациональная целесообразность?