Проза и драматургия Юрия Федьковича

Нечиталюк М.

125 лет назад, 8 августа 1834 родился выдающийся украинский писатель, по выражению И. Франко, «буковинский Кобзарь» - Юрий Федькович.

Если о поэзии Юрия написано множество статей научных исследований, то о Юрия - прозаика и драматурга их совсем мало. Поэтому не удивительно, что эта часть творческого наследия писателя наименее известна широким кругам читателей. А она заслуживает того, чтобы о ней поговорить в отдельной статье. Достаточно сказать, что проза Юрия нисколько не уступает его поэзией и является большим достижением в развитии украинской литературы в Галичине и на Буковине второй половины XIX в. Меньшее значение имеет драматургия Юрия, но и она является ярким свидетельством высоких творческих возможностей писателя и во многих отношениях может также заинтересовать читателя.

Если в стихах, наряду с мотивами народного горя и мотивами протеста, звучат нередко фальшивые тона разочарование, рефлексии, то в прозаических произведениях мы встречаемся лицом к лицу с гордым и сильным духом народа Карпат, слышим его живую говор, видим разные стороны его личного и общественной жизни.

В декабря 1862 года года редакция народовского журнала «Вечорныци» получила от Юрия рукопись повести «Люба-пагуба». Это и был первый, написанный еще в армии, прозаическое произведение популярного уже тогда поэта. Особенно плодотворно Федьковича стал работать в области прозы, когда навсегда осел в горах, среди гуцулов. Печатались его рассказы и повести в 1862-1867 годах, а затем, с перерывами, вплоть до 1885 года и после смерти в разных по ориентации журналах и газетах, преимущественно народовских ( «Вечорныци», «Цель», «Нива», «Правда» , «Буковина», «Буковинский альманах», «Библиотека для молодежь» и другие издания).

Прозаическим жанром Федьковича заинтересовался под влиянием произведений украинских писателей - Квитки-Основьяненко, Марко Вовчок, а также других. Прочитав повесть Квитки-Основьяненко «Маруся», полученную из Львова летом 1862 от К. Горбаль вместе с «Кобзарем» Шевченко, рассказами Марка Вовчка и «Черной Радой» П. Кулиша, Федьковича делится своими впечатлениями от нее: «Маруся, Марусенька - Божечки милый, кабы мы не стыдно, то ей-богу бим еще раз сплакав. Сие не повесть, это одна красная, красная душа, высыпана на бумаге. Килька люби (любви - М. Н.), килька поэзии! Как человек сию книжицу в руки озьме, это не иначе, но тонет в красоте, гей пчелка в цвет, а как м ся придет ее из рук положить, то боится, потому что не иначе, но м ся видит, что свой рай, свою душу тратит ».

Еще больше поразили Юрия рассказы Марко Вовчок. Он считал, что лучше нее «не могу уже никто написать». Зато ему совсем не понравились произведения Кулиша. «Я его не могу читать», признавался писатель. «Форма эго произведений очень старательная, много времени пришлось возраст где-то доложити, пока ся с народной беседы и песни обучил народной фразы, но и фраза так непричком, как красиво одет мертвец, что в нем сердце уже не бьет». Вывод Юрия один: Кулиш «не знает еще сердца своего народа». Это высказывание очень интересное и важное, ибо раскрывает взгляды Юрия на народность искусства.

По Федьковичем, народная форма произведений (речь, использование народных песен и народной фразеологии) еще не определяет народности писателя. Для этого надо больше. Писатель должен знать «сердце своего народа», то есть внутреннюю жизнь простых людей, все заботы, мысли и стремления народных масс, быть выразителем этих стремлений.

Итак, одно из кардинальных вопросов того времени, вопрос народности искусства Федьковича, по сути, решал в духе революционно-демократической эстетики, так, как это делали Белинский, Шевченко, Добролюбов. Шевченко также было органично ненавистным поверхностное изучение народной жизни, механический перенос в произведение народных афоризмов, песен, обрядов. Он упрекал тем интеллигентам, которые довольствовались «шатания» по кабакам, требовал узнать душу, сердце родного народа, послушать, как мужики поют, «шапок не снимая». Чтобы быть поэтом действительно народным, писал А. Добролюбов, «надо проникнуться народным духом, прожить его жизнью, стать вровень с ним, отбросить все предрассудки состояний, книжного учения и др., Почувствовать все тем простым чувством, которое имеет народ ...»

В произведениях Цветки он видел нескрываемый дидактический элемент, и это ему нравилось, потому что соответствовало в какой-то степени собственным его взглядам на задачи литературы. Писатель, по мнению Юрия, должен ставить определенные нравственные проблемы, поучать своих читателей, воспитывать их. Отдавая дань любимому писателю, он сам часто прибегал к дидактично морализаторского приема в своих произведениях, может даже иногда перебирая меру. Достаточно сказать, что Федьковича при своем увлечении творчеством Марка Вовчка ставил ей в вину то, что у нее этот дидактический элемент не такой выразительный, как в Квитки. Вот что сказал Федьковича о ее творческую манеру в письме к одному из своих друзей: «О Марковичка разве только скажу, что более обычного и лучше не могу уже никто написать, - по форме, то она превзошла еще Цветок, но одна у нее недостаток да и имела недостаток кождий с ой повестей не хватает моральных устоев. Мужчина читает ой повести, как медом в сердце го мажет, но дочитав, спрашивается почему? зачем? зачем тот или и так страдают? Марковичка имеет для нас в своих повестях высшие нравственные цели указывать ».

Требование Фодьковича, чтобы писательница указывал «высшие нравственные цели», добавляя авторские разъяснения к изображенным действий, противоречит по своей сути принципа реалистического творчества, поскольку всякая намеренно подчеркнута тенденция всегда вредит художественности. Критику Марко Вовчок со стороны Юрия нельзя, конечно, считать верной. Однако приведенные мнения дают исследователям ключ к раскрытию эстетического кредо писателя, помогают понять особенности его творческого метода стиля, художественных приемов.

Первое прозаическое произведение Юрия повесть «Люба-пагуба» - носит отчетливые следы влияния Квитчиной «Маруси». Близость между этими произведениями прежде всего проявляется в идейно-тематическом плане, и там и там люди страдают и погибают из-за несчастной любви. Оба проводят благородную, гуманную мысль, что глубокие душевные переживания, сложный внутренний мир, безмерное чувство любви, ревности присущи простым людям в такой же или даже большей степени, как и представителям господствующих классов. На этой высокогуманных идеи Федьковича специально подчеркнул, вложив в уста рассказчика такие слова: «Не смейтесь, господа мои, наши человеческие грудь сожалению дуижче примыкает, как ваши барские. Мы сердце еще не запечатали в кальке, ни отдали в шпаркасы (сберкассы - М. Н.), как у него есть, так и говорим ».

Обращает на себя внимание то, что Федьковича пользуется здесь излюбленным приемом зачинов Цветки, у которого почти каждая повесть открывается какой-то моральной сентенцией. Повесть «Дорогая-погибель» почининаеться таким наставлением: «Ничего так мужчине возраста уже не укоротае, как и любовь. Кто не верит, пусть лишь слушает, что рассказывать ».

Но есть одна черта, которой Федьковича докинно отличается от Квитки-Основьяненко. Цветок изображает конечно людей добродетельными, кроткими своей судьбы, религиозными. Герои Юрия отличаются большой жизненной энергией и отвагой. Это натуры с неугомонными страстями, готовы за надругательство, оскорбление расплачиваться кровью. А потому и конфликты в повестях, рассказах Юрия всегда проходят бурно, остро, стремительно, тогда как в Цветки они развиваются спокойно, ласково, хотя нередко и заканчиваются смертью героя. Проза Юрия отличается от прозы Цветки также манерой повествования, именно на манере повествования буковинского писателя больше всего сказалось влияние Марко Вовчок.

На рассказах и повестях Юрия ростежуеться развитие творческого метода писателя от этнографически-романтического описания окружающей жизни к критическому реализму. Прозаическая наследие Юрия при несомненном влиянии Марко Вовчок и Цветки глубоко оригинальным своеобразным явлением в украинской литературе.

В жанровом отношении она распадается на две части: повести и рассказы из народной жизни и сатирически-фантастические произведения - сказки, басни, юморески, легенды и тому подобное. (Последние написаны исключительно с педагогически дидактической целью и предназначались для молодежи).

Какие же темы и какие сюжеты разрабатывал Федькович?

В основу сюжета повести «Люба-пагуба» вложенный любовный конфликт, возникший только с интимных отношений, а не по каким-то социально-экономических условий жизни народа. Два родных брата Иван и Василий влюбляются в одну девушку - Калину. Старший брат Иван женится на Калиной, пораженный Василий на свадьбе убивает брата и себя. Подобный сюжет, очищенный, так сказать, от социальных причин, в различных вариациях разрабатывается еще и в таких произведениях, как «Сердце не научить» (1863), «Кто виноват?» (1863), «собрат» (1865).

В более поздних произведениях Федьковича ставит тему любви уже на социально-классовый почву. Причиной несчастной любви, что приводит к трагическому концу одного из героев, теперь становятся имущественное неравенство, рекрутчина, натянуто брак и тому подобное. В таких рассказах и повестях, как «Штефан Славич» (1863), «Сафат Зиныч» (1865), «Днестровские кручи» (1865), «Несчастная благоволит» (1867) несчастье влюбленной пары служат осью, вокруг которой писатель группирует правдивые картины жизни классово расслоенного гуцульского села, рисует образы простых крестьян, солдат, наемников, противопоставляя им социальных паразитов - кулаков и попов.

Безрадостная, муками и страданиями увитая судьба рекрута, солдата австрийской армии чаще всего попадает в поле зрения Юрия-прозаика. И это не случайно. Ведь рекрутчина была большим социальным бедствием, которое легло бременем на буковинское село, прежде всего на крестьянскую бедноту - батраков, сирот, всех тех, кто проявлял недовольство или протест. В отражении этого явления Федьковича выступал как настоящий народный писатель.

Реалистичные картины австрийской рекрутчина и жолнера жизни изображены Федьковичем в повести «Три, как родные братья» (1865) и ее новой редакции «Ангел-хранитель», в рассказе «Талиянка», «Штефан Славич», «Песня удалая о любви». Возмущение несправедливостью, которая царила во время рекрутского набора, выражает писатель в рассказе «Талиянка», где один из героев говорит: «Пришла вербицирка: а войт не имел кого своего сына впихнуть, и меня сироту». А что ждало такого рекрута в армии - это видно из истории героя рассказа «Три, как родные братья» солдата Ивана Шовканюк. Австрийский солдат - бессловесная существо; над ним постоянно издевается военное начальство. Когда Шовканюк получил от брата Онуфрия предсмертное письмо и обратился к капитану с просьбой предоставить ему отпуск, чтобы поддержать в беде своих родных, тот бьет его жестоко и отдает до ареста.

Надругательство императорскому немецких офицеров, условия военной службы приводят к самоубийству Штефана Славич из одноименного рассказа.

Такое жестокое, бесчеловечное обращение офицерства с солдатами было обычным явлением в тогдашней австрийской армии. Федьковича здесь ничуть не погрешил против правды жизни. Он создал в целом омерзительный образ австрийской военщины. противопоставив ему привлекательные образы людей из народа.

Свободолюбивым гуцулам досаждали не только рекрутчина и жолнера служба. Много бед испытывали они дома, в своих горах. Здесь их обирала, притесняла местные власти в лице общественных начальников, кулаков, арендаторов и попов.

Как писатель-реалист, Ю. Федьковича не мог обойти эти социальные типы гуцульского села. В рассказе «Жовнярка» выведен образ дворника-богача Павла Павуна, мошенника высшей марки, человека коварного и льстивые. Для того, чтобы жениться на девушке Софроний, Павун прибегает к обману, фабрикуя сообщение о смерти ее жениха Тония на войне.

Среди народных обидчиков в произведениях Юрия не последнее место занимает и поп. Писатель изображает служителя церкви в сатирическом, резко негативном плане. В повести «Три, как родные братья» похороны матери поп до нитки обирает тяжело больного Шовканюк.

На фоне социальных контрастов села и идиллических картин карпатской природы Ю. Федьковича вывел галерею образов протестантов, борцов против лжи и насилия. В его прозаических произведениях мы не найдем героев пассивных, слабосильных, как, например, в ранней поэзии. Это объясняется тем, что лучшие рассказы и повести написаны в так называемый Путиловский период, когда окончательно сформировалось мировоззрение Юрия, а в его поэзии появились образы народных героев - Олексы Довбуша, Лукьяна кобылицы, Юрия хинди.

Однако образов народных вожаков Федьковича в прозе не создал. Здесь выступают гуцулы, сам народ, на плечи которого падает вся тяжесть тогдашнего социального гнета с такими атрибутами, как рекрутчина, солдатчина, несправедливые войны, голод брошенных семей, потерянное личное и семейное счастье. Но какими людьми выводит писатель представителей народа? В заслугу Федьковичези надо поставить то, что в изображении народных масс он пошел по Шевченко и Марко Вовчок и тем самым как прозаик присоединился к литературе революционно-демократического направления.

Герои Федьковичевих произведений - это свободолюбивые, гордые и честные люди, которые не терпят никакой надругательства над собой и своими чувствами; люди высокой нравственной чистоты и внутренней красоты, сильные и волевые характеп готовы каждую минуту оружием виступнп на защиту своей чести, всех обижена и униженных, за правду стать, иеви Франко в статье «Молодой возраст Юрия Федьковича» по поводу этого писал: «Видим там ( то есть в рассказах - М. Н) народ ... что любуется в пышном наряде и оружия, в стрельцов, народ рыцарский, что очень сильно заботился о своей чести, не даст себя в обиду, а не привык гнуться ... ».

Наиболее ярко изображены образы протестантов, которые борются против социальной лжи, в таких произведениях, как «Сердце не учить», «Сафат Зиныч», «Кто виноват?» Характерная черта молодца Ивана - правдолюбие. Писатель так и пишет: «По правде бывало и погибает, вплоть топится». Встав на захиз обиженных, Иван жестоко расправляется с виновниками народного горя: а то, что поп обобрал детей-сирот, забрана похороны матери корову, молодец его «с дымом пустил».

Не мог стерпеть издевательства старого человека Микитулы над его женой работник Марко ( «Кто виноват?»). Когда пьяный хозяин стремился зарубить Акулину, Марк, который когда-то ее любил, но не смог жениться на ней из-за бедности решительно сдерживает его. Топор выскользнула из рук богача и попала ему в лоб. Из-за случайной смерти Микитулы невиновен Марко погибает в тюрьме.

За честь обесславленной бедной девушки Марты заступается солдат Сафат Зиныч Он убивает виновника смерти Марты. Писатель и в этом рассказе подчеркивает нетерпимость героя к несправедливости человеческой, его правдолюбие. Когда Зинич спрашивают, за что он наказан, тот отвечает: «За правду, товарищ! - сказал, как в колокол ударил, а сам ни поморщился ».

Во всех рассказах Юрия представители народа наделены всегда положительными чертами. Писатель описывает жизнь простых гуцулов с искренней любовью, он около воспринимает их радости и печали, задумывается над несчастной судьбой своего родного «русского народа». «Плывет Днестр тихий, как тот русский народ, широкий, как его мысль» (рассказ «Несчастная благоволит»). Так романтично и трогательно может говорить о родной народ только его верный сын, писатель, вполне проникся духом народной жизни, стал народным певцом. Наибольшей заслугой Юрия является то, что он, как и Шевченко, никогда не терял веры в освободительные силы народных масс. Писатель был горд за свой народ, уверен в его будущем. Этой гордостью проникнута вся его творчество. В предисловии к рукописного сборника «буковинских песен» Федьковича писал: «И Буковина была в неволе, и здесь ллялися крови год под нагайками барских приспешников и под когтями алчного ... но духа народного кто не чипався ... И действительно, русской надо было упрямости, чтобы совсем не пропасть, пасиб тебе это, русский Роде »

Вторую группу прозаических произведений составляют сказки, юморески, короткие афористические остроты, «жития святых» и легенды.

Как известно, в народных сказках отразились заветные мечты простого человека о социальной справедливости, о достижении счастья, о торжестве правды над ложью. Чаще всего героем сказки выступает простой человек, крестьянин; он отличается мудростью, смекалкой, правдолюбием и другими положительными чертами. Его антиподом выступает простоват, а то и просто глупый представитель господствующего класса.

Все эти особенности мы найдем и в сказках Федьковича. «Чертовым бочка», «Бедный Миша», «бедняжки» принадлежат к произведениям, построенных на социальном конфликте. В них писатель воплотил мечту народных масс о расправе над господами, трактирщиками, злыми людьми их издевательства; подлость. Так, в сказке «чертовым бочка» рассказывается о чудодейственном «кошель», который «всего достарчить, что захочешь» и даже чертовски бочку с двенадцатью ребятами, которые на слова крестьянина

«Дума, бочки, дума!

Г учи ума »

выскакивают из бочки и. бьют господина за то, что тот обманул крестьянина. Нетрудно заметить, что образ «кошеля» - это тот же чудодейственный блинчик, столик или сумка, которые встречаются во многих народных сказках, причем не только украинских.

В двух других сказках рассказывается с глубоким сочувствием о судьбе бедняков, которым наконец улыбается счастье то благодаря их умственные ( «бедняжки»), или просто из-за случайно приобретенное богатство ( «Бедный Миша»). Как и в предыдущей сказке, в них подчеркивается моральное превосходство представителей народа над господствующими классами.

Для своих сказок Федьковича черпал материал из двух источников; из родного украинского фольклора и эпического творчества других народов. На основе распространенных среди украинского народа преданий, легенд или поверий Федьковича написал сказки: «Глупый Гуцуляк», «Мальчик-сирота и эго котик», «Чудатий конь», «Как отправлял Петр Конарюк своих сыновей внаем», «От чего море соленое! »и другие. Обрабатывал он также немецкие сказки из сборника братьев Гримм ( «чертовым бочка», «Золотая кисочке», «Никс», «Хитрик портной», «Мудрая женщина»), переделывал сказки Г. Андерсена ( «Иголка-венгерка претонесенька», «Пидминче »,« Адам и Ева »). Среди отсталых темных слоев народа имели распространение легенды, верования и предания апокрифических религиозного содержания. Федьковича принимал во внимание и этот материал, написав на его основе такие произведения, как «Житие святого великомученика Георгия (Георгия)», «фармазонам, или как тридцать Срибнаривських хозяев записалось черту и как они за семь лет, семь месяцев и семь недель очень разбогатевших »,« Сказка за одного стрелка и за одного упырей »,« Провод божий »и ряд других. Эти произведения выходили отдельными изданиями или включались в сборники, предназначенные для народного чтения.

Л-ра Октябрь. - 1959. - № 8. - С. 117-126.

БИОГРАФИЯ

МАТЕРИАЛЫ

Популярные произведения:

  1. Юрия Федьковича [Серия Библиотека украинской литературы] (1985) [djvu]
  2. Народные песни Буковины в записях Юрия Федьковича. Сост. Дей О. И., Романец А. С. (1968)
  3. Юрия Федьковича бедняжки (1987) .djvu

КРИТИКА

ВИДЕО


Ключевые слова: Юрий Федьковича, Юрий Федькович, биография Юрия, жизнь и творчество, биография Юрия, критика в творчество Юрия, поэзия Юрия Федьковича, проза Юрия, стихи Юрия, скачать бесплатно, скачать биографию, скачать реферат, украинская литература 19

Мужчина читает ой повести, как медом в сердце го мажет, но дочитав, спрашивается почему?
Зачем?
Зачем тот или и так страдают?
Какие же темы и какие сюжеты разрабатывал Федькович?
Подобный сюжет, очищенный, так сказать, от социальных причин, в различных вариациях разрабатывается еще и в таких произведениях, как «Сердце не научить» (1863), «Кто виноват?
Но какими людьми выводит писатель представителей народа?
Наиболее ярко изображены образы протестантов, которые борются против социальной лжи, в таких произведениях, как «Сердце не учить», «Сафат Зиныч», «Кто виноват?
«Кто виноват?