Опубликовано: 01.09.2018

видео

Ellen's Never-Ending Scares

Выборы 23 мая в Строгино: взгляд участника


Maroon 5 - Girls Like You ft. Cardi B

Мне удалось на собственной шкуре узнать что такое  "свободные" и "демократические" выборы. 

Начну по порядку. Первый сюрприз, который меня ожидал, это был текст избирательного бюллетеня, в которым я вдруг оказался безработным, хотя мною были представлены в ТИК следующие документы: 

1) являюсь участником "Общероссийского Общественного Движения Первое Свободное поколение";

2) член совета Территориальной общины "Якиманка-1".

Хотя при принятии документов последнее было зафиксированною как справка с основного места работы, в чем член ТИК и расписалась, они все-таки написали "Временно не работает", а далее в самом конце - что я являюсь членом совета Территориальной общины "Якиманка-1". Это ТИК, наверное, так вольно трактует статью 66 часть 5 пункт "и" - принадлежность к общественному объединению. Хотя было четко оговоренною, что это мой род деятельности (работы). 

Ладно, это еще не самое интересное. В день голосования я как кандидат явился на избирательные участки (участки № 2799, № 2800, № 2801 находились в одном помещении, что создавало трудности избирателям - кинуть бюллетень в урну своего, а не чужого участка). Назначил в УИК № 2797, № 2798,  № 2800 членов комиссии с правом совещательного голоса и спокойно наблюдал за ходом голосования. Пока не заметил активность члена комиссии с правом совещательного голоса на участке № 2799 от другого кандидата. Она как член комиссии попыталась узнать численный состав УИК, в чем ей было отказано (нарушение статьи 21 часть 16). Немаловажный момент, так как при проведении голосования не все члены УИК присутствовали. У них отсутствовали бейджики или какие-нибудь удостоверяющие документы; интересно, как выяснить, кто потом будет подписывать протокол - член УИК или дворник с улицы. 

Когда я предпринял попытку получить доступ к материалам комиссии № 2799, в частности, захотел увидеть реестр голосовавших вне участка и их заявления, мне в этом было отказано. Причем комиссия вела себя агрессивно, хотели меня и другого члена с совещательным голосом удалить с участка. Основание - что заявление надо было зарегистрировать в ТИК, и заместитель председателя ТИК Старцев Сергей Николаевич (явившийся на подмогу) стал удалять ее с избирательного участка. Я решил выяснить данный вопрос до конца, так как у меня на этих участках находились представитель в комиссии, законность его нахождения. К слову сказать, только на участке № 2800 моего представителя внесли в реестр лиц, допущенных до получения протоколов. Когда я попытался позвонить в ТИК с одного из телефонов комиссии и разговаривал с ее председателям, председатель УИК № 2799 мешала мне разговаривать. По телефону председатель ТИК Ковальчук Валентина Павловна сказала, что я должен был зарегистрировать заявления о членах комиссии с правом совещательного голоса у них и приложить к ним их заявления о согласии быть ими, что в данной ситуации - цитирую: "Вы - кандидат и наблюдаете за выборами, Вам же никто не мешает". Мешали, но об это позже. 

Я вместе с членом комиссии с правом совещательного голоса в УИК № 2799 поехал в ТИК выяснять вопрос. Там у нас состоялся разговор с председателем Ковальчук Валентиной Павловной и ее заместителем Старцевым Сергеем Николаевичем, который уже резко поменял свою точку зрения. При этом все пытались под различными предлогами взять у моего представителя документ, выписанный кандидатом на назначение ее членом комиссии с правом совещательного голоса, якобы для приложения к делу. Я предложил оптимальный вариант: снять с него копию и оставить им ее в ТИКе. После того, как нам не смогли показать норму закона, требующую регистрацию данных заявлений в ТИКе, председатель ТИК пообещала позвонить председателям УИК и успокоить их. В качестве компенсации распорядилась отвезти нас обратно к участку на машине территориальной избирательной комиссии. 

Приехав на место, я узнал, что моего представителя, пока меня не было, пыталась выгнать с участка (к чести девушки, она не подчинилась) некий член ТИК, не предъявивший документов. Не буду также говорить о том, что помещение для голосования было оформлено с нарушением статьи 66 часть 5 пункт "в": не было плаката об ответственности за нарушения законодательства, а зря: как показало дальнейшее, им надо было бы знать об этом. 

Далее, ближе к вечеру, точнее в 17:30, произошел инцидент, который, возможно, приведет к отмене выборов. Пришли два избирателя и увидели, что они уже проголосовали досрочно. Как будто ничего не было, дальше им спокойно выдали их бюллетени, они их взяли и благополучно опустили их в урну; просто вычеркнули слова "проголосовали досрочно". 

Комиссия, когда подошли наблюдатели, долго пыталась найти несоответствие между реестром досрочно проголосовавших и списком избирателей. Хотя потом обнаружилось, что в реестре досрочно проголосовавших данные люди расписались. Подпись не соответствовала подписи в списке избирателей, чему были свидетели кандидат Молочков В.Ю., член комиссии с правом совещательного голоса Варварина Н.Ф. (назначенная кандидатом Кузьминым В.О.) и назначенный мной член комиссии. Член территориальной избирательной комиссии с правом совещательного голоса Кузнецова Е. смогла оставить свою подпись на листе из списка проголосовавших досрочно, где указаны фамилии избирателей, во избежание подмены листа. Комиссия не собиралась в полном составе во главе с председателем для обсуждения данного факта, и не был составлен акт, хотя ситуация вышла из рамок закона. Представитель кандидата Молочкова В.Ю. Ревкова В.Ю. написала заявления, а председатель УИК№ 2800 отказывалась его принять; ответа на него не получено (нарушение ст.22 п.1, ст.22 п.2, ст.22 п.4). Разумеется, в дальнейшем в копии протокола об этом нарушении упомянуто не было (нарушение ст.22 п.10 "е"). Кандидат В.Ю.Молочков, член ТИК с правом совещательного голоса Кузнецова Е. и я требовали составления акта, но нам было отказано. В течение двух часов председатель комиссии с заместителем совещались в отдельной комнате, куда не пустили наблюдателей, кандидатов и членов комиссии с правом совещательного голоса (нарушение ст.22 п.1, ст.22 п.2, ст.22 п.4). 

Отдельно надо отметить, что за 30 минут до выезда с урной для голосования вне помещения председатель не объявлял об этом, как положено по закону. Список заявок на досрочное голосование состоял из 8 позиций, а привезли 17 бюллетеней. Посмотреть заявления с подписями избирателей мне не дали. Член УИК № 2799 стал мне говорить о том, что им "рекомендовали" не показывать такие данные, в связи с тем что данные о голосовании узнает, например, кандидат Молочков В.Ю. Второй интересный аргумент насчет того, почему так много бюллетеней: так ведь мы приезжаем, а дома решили проголосить не один, а два или три человека. Но позвольте, в реестре заявок в таком случае надо прописать ВСЕХ, кто по этому адресу хочет проголосовать на дому заранее (так было, когда я был членом комиссии с правом совещательного голоса в другом районе). 

Было много моментов, когда председатель УИК № 2799 хотел проверить на психическую вменяемость члена комиссии с правом совещательного голоса Варварину Н.Ф., о чем мне прямо заявляла. Из приватных разговоров я слышал, что они собирались вывести ее сразу после окончания голосования. 

Далее, когда начался подсчет бюллетеней, процедура нарушалась неоднократно. Бюллетени гасились, как отрезая нижний левый, так и нижний правый угол (УИК №; 2799), при подсчете голосов пользовались шариковыми ручками. После подсчета голосов и составления протокола мне, как кандидату, удалось получить заверенную копию протокола со всеми подписями членов УИК № 2801. Справедливости ради надо заметить, что именно этот УИК вел себя наиболее корректно и старался в меру своей "компетентности" соблюсти нормы закона - и по странному совпадению именно там у меня было наибольшее число голосов. 

От председателя УИК № 2799 мне не удалось получить заверенную копию протокола: мол, реестр, где я должен расписаться, уже убрали, - и даже отказывались выдать просто ксерокопию, юридическая сила которой ничтожна. И только тогда, когда я заявил, что поеду в ТИК, кто-то из членов комиссии позвал меня и предложил сделать для меня ксерокопию. Хотя, согласно статьи 73 часть 24,27 ИКМ, мне должны были выдать копию, подписанную всеми членами УИК. Копии подписывались членами УИК без указания в протоколе их фамилий. 

При подсчете голосов в помещении присутствовали какие-то бабушки и прочие лица, которые вроде как являлись членами УИК, хотя на деле с трудом представляли, в чем заключается их роль и что они должны делать. 

Таков далеко не полный итог этих выборов. Нарушены следующие пункты закона ИКМ: статья 21 часть 14, 15, 18; статья 22 часть 1, 10 пункт "е"; статья 66 часть 6 пункт "в"; статья 67 часть 5 пункт "г"; статья 69 часть 6; статья 71 часть 3,6; статья 72 часть 2 пункт "е"; статья 73 часть 10,23,24,27.

Андрей Суворов

rss